Президенты Польши, Литвы, Латвии, Эстонии и Украины в Королевском замке в Варшаве провели «дебаты о будущем Европы». В самом факте саммита можно увидеть заявку Польши на региональное господство. В Варшаве мечтают о «новой Речи Посполитой» — и постепенно подтягивают под свое крыло те страны, территории которых некогда являлись частью изначальной Речи Посполитой. Подробности — в материале «Известий».

Юбилейная вахта

Встреча в Варшаве была приурочена к годовщине принятия в 1791 году «Правительственного закона», который в Польше считают первой конституцией страны. Политолог Олег Хавич иронизирует: «Это был Основной закон сословного государства, который не имел ничего общего с опирающимися на идеалы свободы конституциями США и Франции, — но это не мешает полякам называть документ от 3 мая 1791 года второй конституцией в мире и первой в Европе. А что, согласно ей, все гражданские права имела только шляхта, некоторые права — мещане и практически никаких — крестьяне, так что об этом вспоминать. Собственно, никто и не вспоминал».

Владимир Зеленский, Эгил Левитс и Керсти Кальюлайд прибыли в столицу Польши 3 мая, глава Литвы Гитанас Науседа приехал днем ранее. Собравшись в Варшаве, президенты выслушали речь своего польского коллеги Анджея Дуды, назвавшего былую Речь Посполитую «государством, которое на самом деле было общим домом для многих национальностей, языков, культур и религиозных конфессий, их убежищем и оазисом свободы». Затем главы государств на фоне картины знаменитого польского художника Яна Матейки «Конституция 3 мая 1791» подписали заявление о том, что Украина, Польша, Эстония, Латвия и Литва клянутся вместе защищать «ценности европейской цивилизации», «права и свободы человека», «территориальную целостность стран Евросоюза», «принципы правового государства, равенства и солидарности».

Президенты Латвии – Эгиль Левитс, Эстонии – Керсти Кальюлайд, Польши – Анджей Дуда, Украины – Владимир Зеленский и Литвы – Гитанас Науседа (слева направо) на праздновании 230-летней годовщины принятия первой польской конституции

Президенты Латвии – Эгиль Левитс, Эстонии – Керсти Кальюлайд, Польши – Анджей Дуда, Украины – Владимир Зеленский и Литвы – Гитанас Науседа (слева направо) на праздновании 230-летней годовщины принятия первой польской конституции

Фото: president.gov.ua

В документе говорится, что «объединяющая Европа должна оставаться открытой для стран и народов, обладающих упомянутыми ценностями». Дуда, Зеленский, Кальюлайд, Левитс и Науседа в своем заявлении обратились к «нациям региона», объединенным «общей исторической судьбой». В заявлении говорится, что эти народы сейчас «желают пользоваться благами свободы и демократии, требуют уважения к своим фундаментальным правам». Президенты подчеркнули: «Для всех нас солидарность народов, особенно в условиях нынешних угроз для нашей общей безопасности, является одним из краеугольных камней мира, стабильности, развития, благосостояния».

Наблюдатели отмечают, что поляки выстроили негласную иерархию прибывших гостей. В Речи Посполитой в свое время верховодили поляки и литовцы — и вот Анджей Дуда и Гитанас Науседа отдельно от остальных президентов приняли участие в общем собрании депутатов сейма и сената Польши и парламента Литвы. Дуда и Науседа подчеркнули свою радость от того, что торжества проходят в польско-литовском сообществе, а глава Польши поблагодарил «литовских братьев за ту историческую дорогу, которую мы прошли рука об руку». Также Дуда и Неуседа с супругами участвовали в мессе «во славу отчизны», которая прошла в архикафедральном соборе Св. Иоанна Крестителя. Там, впрочем, компанию им составил президент Латвии Эгилс Левитс.

Президент Литвы Гитанас Науседа на праздновании 230-летней годовщины принятия первой польской конституции

Президент Литвы Гитанас Науседа на праздновании 230-летней годовщины принятия первой польской конституции

Фото: president.gov.ua

Премьер Польши Матеуш Моравецкий в интервью литовским СМИ подчеркнул, что его народ объединяет с Литвой память о братстве и солидарности перед лицом общего врага. «Мы знаем, какую цену платит Европа, когда недооценивает угрозы, исходящие с Востока», — добавил Моравецкий. Подчеркивая важность развития экономических связей, он заострил внимание на сотрудничестве в военной сфере. «Вместе, плечом к плечу мы представляем восточный фланг НАТО и польско-литовско-украинскую бригаду LITPOLUKR. Эти проекты не реализовываются ценой суверенности, а именно во имя ее укрепления и защиты», — сказал Моравецкий. Он признал, что отношения Польши и Литвы никогда не были простыми, «но всегда имели богатое содержание».

Присяга о вассалитете

Интриги событию добавило участие в нем украинского президента. Зеленский постарался не обмануть ожидания поклонников своего таланта и заявил, что прямо сейчас в Европе идет война — агрессором, разумеется, он назначил Россию. В ответ Анджей Дуда пообещал, что вопрос о членстве Украины в НАТО решится на саммите альянса в Брюсселе 14 июня. Обнадеженный Зеленский пригласил Дуду в августе на так называемый саммит «Крымской платформы», созданной Киевом для реализации своих притязаний на полуостров — и президент Польши согласился туда приехать. «Это окажется первый важный саммит, где будут только наши друзья и партнеры»,сказал Зеленский, выступая на совместном брифинге с Дудой. Владимир Зеленский поблагодарил польского коллегу за «поддержку территориальной целостности Украины», а также за помощь в ее стремлении к членству в ЕС и НАТО. «Я знаю, что у нас есть некоторые исторические разногласия. Но я уверен, что между нашими странами в ближайшем будущем таких вопросов не будет, потому что мы прекрасно друг друга понимаем», — заключил Владимир Зеленский.

Президент Польши Анджей Дуда на праздновании 230-летней годовщины принятия первой польской конституции

Президент Польши Анджей Дуда на праздновании 230-летней годовщины принятия первой польской конституции

Фото: president.gov.ua

Впрочем, вскоре он совершил поступок, вызвавший уже недовольство украинских «национальных патриотов». Выступая перед коллегами, Владимир Зеленский признал конституцию Речи Посполитой от 1791 года «первым в Европе и вторым в мире современным основным законом, который вступил в силу» — чем вызвал негодование многих ура-патриотов «незалежной». Дело в том, что на Украине распространено мнение, что едва ли не самым первым конституционным государством в Европе стала в начале XVIII века Украина. В этой альтернативной истории Европы конституцию «украинского государства» (которого в тот период по факту вообще не существовало) составил Филипп Орлик — перебежавший к шведскому королю Карлу XII соратник Ивана Мазепы. «Кланяясь перед «великой волей Речи Посполитой», Зеленский признает, что Украина — бывшая вассальная территория Польши, где реальными хозяевами были польские паны», — констатирует публицист Артур Приймак.

Президент Украины Владимир Зеленский на праздновании 230-летней годовщины принятия первой польской конституции

Президент Украины Владимир Зеленский на праздновании 230-летней годовщины принятия первой польской конституции

Фото: president.gov.ua

К слову, Варшава «прогнула» таким образом не только Зеленского. О своем восхищении значением польской конституции 1791 года заявил и президент Литвы Гитанас Науседа. По его мнению, принятием этой конституции «Речь Посполитая показала Европе путь объединения, значительно опередивший свое время». Стоит отметить, что если в Польше день конституции Речи Посполитой является одним из самых больших государственных праздников, то в Литве отношение к этой дате куда более сдержанное. Ведь на тот момент Великое княжество Литовское находилось в составе Речи Посполитой — и положения принятой в 1791-м конституции еще больше снизили степень самостоятельности Литвы.

Химера «Междуморья»

Естественно, выстраиваемое в Восточной Европе политическое сообщество будет иметь четкую антироссийскую направленность. Об этом недвусмысленно напомнил Гитанас Науседа, заявивший: «Мы вновь видим растущую военную мощь на Востоке, которая пытается отрицать наши ценности и угрожает нашему образу жизни. Наш долг — сделать так, чтобы исторически близкие народы Украины и Белоруссии смогли насладиться плодами свободы, независимости и демократии. В прошлом они принадлежали к общей семье европейских стран, и я верю, что так будет и в будущем». Нужно учесть, что в Варшаве уже много лет обсуждают проект «Междуморья»: гипотетического надгосударственного объединения, состоящего из собственно Польши, а также Украины, Белоруссии, Литвы, Латвии, Эстонии, Молдавии, Венгрии, Румынии, Югославии, Чехии, Словакии и, возможно, даже Финляндии.

Президенты Латвии Эгиль Левиц, Эстонии Керсти Кальюлайд, Польши Анджей Дуда, Украины Владимир Зеленский и Литвы Гитанас Науседа на праздновании 230-летней годовщины принятия первой польской конституции

Фото: president.gov.ua

Калининградский политолог Александр Носович, специализирующийся на региональной политике, сказал «Известиям», что все действия Польши по созданию «Междуморья» описываются известной поговоркой: «Если бы юность хотела, если бы старость могла». Носович подчеркивает: «Это проект еще времен Пилсудского, к которому в Варшаве вернулись спустя много лет. Своего рода idee fixe польской геополитической мысли. Если при Пилсудском восстанавливать утраченное имперское величие хотели грубой силой, то позже возникла так называемая доктрина Гедройца – Мерошевского, в рамках которой предлагалось строить не единую империю, а геополитический союз центрально- и восточноевропейских государств — разумеется, с Польшей во главе. Альянс, отделяющий «цивилизованную Европу» от «варварской России». Нынешний президентский саммит в Варшаве прошел в русле очередной реинкарнации этой идеи. При этом Польша на практике построить «Междуморье» не сможет — в силу ограничений структурного характера», — отмечает политолог.

По мнению эксперта, любой альянс государств Центральной и Восточной Европы окажется несостоятелен по той простой причине, что даже все вместе они серьезно уступают по потенциалу своим западным и восточным соседям. «Кроме того, данные государства раздираемы огромным количеством исторических противоречий — их объединяет лишь страх перед Россией и вассальная зависимость от США. Без таких зонтичных структур, как ЕС и НАТО, все застарелые конфликты между ними сразу вновь выйдут на поверхность. К тому же они, будучи странами дотационными, конкурируют между собой за объемы финансовых вливаний от ЕС. Никакой геополитический альянс во главе с Польшей не сможет изменить несамодостаточный характер их экономик. Чтобы химера «Междуморья» обрела реальную плоть, необходимы огромные денежные вложения, сопоставимые с «планом Маршалла», — для того чтобы реализовать все необходимые для этого структурные, экономические и административные реформы. Кто даст такие деньги? США? Так на это у Вашингтона раньше не было желания, а сейчас нет ни воли, ни средств, ни организационных ресурсов. Поэтому «Междуморье» так и останется химерой», — заключает Носович.

Источник