3 декабря указом президента Бориса Ельцина исполняющим обязанности главы администрации Ярославской области был назначен Анатолий Лисицын, до этого занимавший должность председателя горисполкома Рыбинска.

Слово «губернатор» тогда еще только входило в политический лексикон, а ввел его другой хорошо знакомый ярославцам политик — Борис Немцов, вписавший в устав Нижегородской области формулировку «глава администрации — губернатор».

О том, какие качества требовались руководителю региона в «лихие 90-е» и почему они необходимы сейчас, Анатолий Иванович размышляет на страницах ЯРНОВОСТЕЙ:

«Начну с дня сегодняшнего. Итоги довыборов в Госдуму 13 сентября этого года не стали для меня неожиданностью. Было понятно, что административный ресурс задействуют по максимуму. После этого в некоторых СМИ появились публикации о том, что «результат выборов развеял ауру непобедимости Анатолия Лисицына»…

Честно говоря, никогда не думал, что у меня есть такая аура — я всегда старался быть реалистом. Тем более что проигрывать мне приходилось неоднократно, причем ставки были куда выше, чем мандат депутата Госдумы. Тридцать лет назад я выдвинул свою кандидатуру на пост председателя облисполкома. Говоря современным языком — главы регионального правительства.

Я считал, что для этого у меня есть все основания: Рыбинск был и остается вторым по величине городом области и мощным промышленным центром. Кроме того, я был депутатом областного Совета народных депутатов. Одним словом, побороться стоило. Но мои коллеги по Совету предпочли привычную кандидатуру Владимира Ковалева.

Тогда, весной 1990-го, страну уже лихорадило, но никто и представить себе не мог, что Советский Союз просуществует чуть больше года. В новых реалиях Кремль решил отдать предпочтение моей кандидатуре. Хорошо запомнил номер указа президента Ельцина — 244.

Тогда я понял, что политика — это игра вдолгую, а поражение — не повод опускать руки. Впрочем, большой радости от назначения я не испытывал. Советский председатель облисполкома — это царь и бог на своей территории, фигура с неограниченными полномочиями. А вот кто такой глава администрации (да еще и с приставкой «и.о.») на руинах еще вчера великой страны?

Рыночная экономика, говорите? Так мы больше к колхозным рынкам привыкли, а о том, что такое инфляция, слышали только на партсобраниях, когда ругали проклятый капитализм. Именно тогда я сформулировал для себя главное правило, которого придерживаюсь и по сей день — слушать простых людей и говорить им правду.

Понимаю, что это больше похоже на лозунг, но выбора у меня не было: или вести прямой диалог с народом, или признавать, что не справляюсь. Наш земляк маршал Толбухин любил повторять «артелью — сподручнее», имея в виду, что выстоять можно только всем вместе. А без открытого диалога совместную работу не выстроишь, сколько ни бейся.

Одной из главных задач стало спасение ярославских предприятий. Бесконечные задержки зарплат и отсутствие заказов были только верхушкой айсберга. Не думайте, что чересчур оборотистые парни из Москвы и Подмосковья, желающие прибрать к рукам лакомые куски в регионе, появились в наших краях только сейчас. В 1990-е развернулась настоящая война за рыбинский «Сатурн» — ОМОН приходилось подключать, чтобы защитить предприятие от рейдерского захвата. Очень помогало то, что работники «Сатурна», да и все жители области понимали: это — наше, отдавать нельзя.

Иногда ельцинскую эпоху рисуют как время полного безвластия и развала. Отчасти так оно и было, но в Москве уже тогда было немало чиновников, желающих как следует закрутить гайки. Сразу оговорюсь: я не против вертикали власти, больше того — я принимал непосредственное участие в ее создании, как и в создании будущей партии власти.

1 декабря единороссы торжественно отметили 19-летие своей партии — в 2001 году движение «Единство» и избирательный блок «Отечество — Вся Россия» объединились во всем известную организацию. А вот «Отечество» создавалось в том числе и в Ярославле. Его второй съезд прошел в Волковском театре.

Впрочем, я отвлекся. Разумеется, стремление стянуть все финансовые потоки в Москву было и в ельцинский период, и при раннем Путине. Но губернаторы имели тогда право голоса. И не просто право, а возможность отстаивать свою позицию на всех уровнях — хоть в Совете Федерации, хоть в правительстве России.

Я мог бы сказать, что сегодня федеральная власть к такому диалогу с регионами не готова, да и не нужен ей такой диалог: регионы стоят с протянутой рукой, тем самым обеспечивается лояльность федеральной власти — надежно и эффективно. На самом деле это не совсем так: без самодостаточности субъектов (подчеркиваю — не самодеятельности, а именно самодостаточности!) не может быть и речи о развитии страны.

Об этом я всегда говорил и буду говорить. В том числе — в 2021 году!».

РаспечататьАнатолий Лисицын Источник